Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

promo tamiranov august 20, 2016 20:17 1
Buy for 10 tokens
В этом году я стал большим поклонником Ёлки)) , живущей у Yoll , пост о ней, я решил разместить у себя:) 3 августа 2016 года в Москве проходила встреча людей, занимающихся дрессировкой, обучением, лечением и реабилитацией птиц на волонтёрской основе. Приехали волонтёры из разных городов…
Жизнь

Продолжение Акции ВРЕМЯ РОЖДЕНИЯ

Можно мне тоже? Псков, 7 марта 1969, 5 или 6 утра. iggdrasil

Почему-то никогда не обращал внимание на написание, всегда считал что написано ИГРАСИЛ(Ь), а сегодня присмотрелся и обнаружил свою ошибку: igGDrasil. Век живи и век учись)

iggdrasil в 5 утра было бы результат, неоправдавший ожидания.,
В 5:30 мимолетный успех
В 6:00 потери; процесс, вышедший из-под контроля.
Был рад помочь.
Жизнь

10 волонтёрских программ в России.

Волонтёрские программы помогают бюджетно отдохнуть в необычных местах с пользой для себя и других, получить новые знания и навыки. Мы собрали 10 самых интересных предложений для волонтёров на лето 2021 года.

Как устроены волонтёрские программы
При участии в волонтёрских программах вы отправляетесь в поездку в какие-то необычные, красивые места, национальные парки, экспедиции и оплачиваете только дорогу. Организаторы обеспечивают вас жильём и иногда питанием. Взамен вам придётся работать руками — убирать территорию, ухаживать за животными, облагораживать туристические тропы и так далее. Как правило, у волонтёров остаётся достаточно времени на отдых, чтобы насладиться местной природой и колоритом.

1. Экологическое просвещение в национальном парке на Урале
Место проведения: пос. Зюраткуль, Саткинский район, Челябинская область.



Работать надо будет на свежем воздухе среди уникальных природных ландшафтов — горных хребтов, озёр и рек. Национальному парку «Зюраткуль» нужна помощь в эколого-просветительской работе: проведении экскурсий на популярных маршрутах и мастер-классов для детей и взрослых, анкетировании посетителей парка, консультировании туристов по выбору мест посещения и продаже сувениров. Организаторы предварительно научат всему, что будет необходимо.

Свободное время можно посвятить изучению достопримечательностей парка, купанию в озере и общению.

Сколько стоит
Необходимо самостоятельно добраться до города Сатка Челябинской области. Доехать можно на автобусе из Уфы, Екатеринбурга или Челябинска. Стоимость билета из Челябинска до Сатки — около 500 ₽, время в пути — примерно 4 часа.

Авиабилет из Москвы до Челябинска и обратно — 10–13 тысяч ₽. Также необходимо оплатить взнос в 3500 ₽ с человека за смену. За счёт этих средств организаторы обеспечивают участников продуктами питания.

Волонтёрам предоставляется бесплатное проживание в гостевых домиках. Обязательно наличие страховки и прививки от клещевого энцефалита.

Когда можно поехать

В 2021 году будет три смены:

21 июня — 2 июля;

5–16 июля;

19–30 июля.

Заявки принимаются до 10 мая 2021 года. Чтобы подать заявку, необходимо заполнить анкету.

[Spoiler (click to open)]2. Строительство и подготовка экологических троп в природном парке в Саянах
Место проведения: территория природного парка «Ергаки», Ермаковский район, Красноярский край.



Протяжённость экомаршрутов в парке «Ергаки» — несколько десятков километров. Работа на туристических маршрутах включает в себя обустройство троп, мелкий ремонт и обновление скамеек и беседок в местах отдыха, покраску ограждений вдоль троп, обновление маркировки, установку указателей и уборку мусора. Волонтёрам надо будет в том числе поднимать тяжести, совершать длительные переходы в горах и походы с проживанием в палатках продолжительностью 1–3 дня и работать на высоте 1300–1800 метров над уровнем моря. Поэтому прежде, чем подавать заявку, оцените свою физическую подготовку.

В дни отдыха можно будет посетить красивейшие места: озеро Радужное, скалу Висячий камень, озеро Светлое, водопад Мраморный.

Сколько стоит

Доехать до парка можно на автобусе из Красноярска. Билет в одну сторону стоит примерно 1500 ₽. Стоимость авиабилета туда-обратно из Москвы до Красноярска — 17–23 тысячи ₽.

Организаторы предоставляют питание и проживание в гостевых домиках.

Когда можно поехать

Будет одна смена — 5–19 июля.

Чтобы подать заявку, необходимо заполнить анкету. Уточнить детали можно у координатора волонтёрских программ Константина Хилько: 8 (950) 303-50-51.

3. Садоводство на Алтае
Место проведения: урочище Чистый луг, село Камалак, Шебалинский район, Республика Алтай.



Горно-Алтайский ботанический сад расположен среди гор и реликтового леса. Волонтёрам предстоит работать с уникальной коллекцией растений из разных природно-климатических зон Алтая, а также других регионов России и мира. Для работы не требуется каких-либо специальных знаний и навыков. Надо будет убирать территорию, пропалывать экспозиции, подготавливать грядки к посадкам, собирать травы и т. д. А в выходной можно съездить на бесплатную экскурсию по достопримечательностям Чемальского района.

Сколько стоит

Самостоятельно надо будет оплатить проезд до Ботанического сада и питание из расчёта 300 ₽ в день.

Доехать до Ботанического сада можно на автобусе из Горно-Алтайска, Бийска или Барнаула до села Камлак, а затем пройтись пешком до сада. Стоимость проезда из Горно-Алтайска до села Камлак — от 250 ₽. Авиабилет Москва — Горно-Алтайск обойдётся в 16–25 тысяч ₽ туда-обратно.

Организаторы предоставляют для сотрудников бесплатное проживание в кампусе.

Когда можно поехать

В этом году планируется три заезда:

21–30 июня;

12–21 июля;

9–18 августа.

Заполнить анкету можно на сайте Ботанического сада. Перед поездкой необходимо застраховаться от клещевого энцефалита и купить страховой полис.

4. Строительство деревянных домов во Владимирской области
Место проведения: д. Ручкино, Камешковский р-н, Владимирская область.



В ремесленном эколагере «Кедросад» волонтёры будут помогать строить дома из соломы и дерева, делать мебель. Их обучат деревообработке, отделке, ведению хозяйства и приёмам садоводства.

Сколько стоит

Предоставляется бесплатное проживание в кемпинге. Волонтёр оплачивает трёхразовое питание — 700 ₽ в день — и дорогу. Сначала надо добраться из Москвы до Владимира, можно на электричке за 500 ₽. Затем от Владимира до города Камешково либо на автобусе, либо на электричке, а оттуда на автобусе до деревни Ручкино. Но проще сразу из Владимира на такси доехать до деревни. Это обойдётся примерно в 700 ₽.

Когда можно поехать

Строгого графика заездов нет, можно присоединиться к процессу в любое время. Для этого нужно заполнить анкету на сайте проекта.

5. Участие в организации спортивного фестиваля в Уфе
Место проведения: город Уфа, Республика Башкортостан.

В июле в Уфе пройдёт финал IX Национального чемпионата «Молодые профессионалы» (WorldSkills Russia). Волонтёры будут сопровождать участников и гостей, работать со службами протокола, аккредитации и регистрации, участвовать в церемониях открытия и закрытия.



Сколько стоит

Иногородним волонтёрам организаторы обеспечивают проживание, трёхразовое питание, страховку и необходимую экипировку. Нужно только оплатить билет до места проведения фестиваля. Стоимость авиабилета Москва — Уфа туда и обратно — 7–11 тысяч ₽.

Когда можно поехать

Фестиваль пройдёт 21–25 июля. Чтобы стать волонтёром, нужно до 17 мая подать заявку на сайте мероприятия.


6. Археологические исследования в Западной Сибири
Место проведения: Кондинский и Советский районы Ханты-Мансийского автономного округа.



Научно-аналитический центр проблем сохранения культурного и природного наследия «АВ КОМ-Наследие» уже много лет организовывает археологические экспедиции. В этом году волонтёры будут участвовать в раскопках и исследовании древних стоянок каменного века. Минимальный срок пребывания — 28 дней.

Сколько стоит

Проезд от Екатеринбурга до места расположения лагеря оплачивается организаторами. При условии участия сроком от двух месяцев также оплачивается проезд от места проживания до Екатеринбурга. Если ехать меньше чем на два месяца, то дорогу до Екатеринбурга надо оплатить самостоятельно. Стоимость авиабилета Москва — Екатеринбург туда и обратно — 10–12 тысяч ₽. Больше ни за что платить не нужно, более того, по окончании экспедиции организаторы оплачивают участникам работу — 1200 ₽ в день.

Когда можно поехать

Ещё остались места на июль-август. Подробности и контакты организаторов — по ссылке.


7. Забота об уникальной природе Кавказа
Место проведения: Кавказский государственный природный биосферный заповедник имени Х.Г. Шапошникова.



В состав заповедника входят несколько локаций, разбросанных по территории разных регионов страны: Краснодарский край, Республика Адыгея, Карачаево-Черкесская Республика. Поэтому и разнообразие работ для волонтёров здесь огромное. Они принимают участие в расчистке маршрутов, в хозяйственных и ремонтных работах в лагере и в работе с посетителями. Выбор места работы и отдыха, а также вида работ — за вами.

Сколько стоит

Организаторы оплачивают проживание и предоставляют продукты, готовить необходимо самостоятельно. Условия проживания могут меняться в зависимости от выбора локации.

Перелёт из Москвы до Сочи, где расположен центральный офис заповедника, и обратно обойдётся примерно в 12–14 тысяч ₽.

Когда можно поехать

Есть заезды с мая по октябрь 2021 года. Длительность пребывания определяется выбором локации. Для участия нужно заполнить анкету на сайте заповедника.


8. Встреча с эльфами в Крыму
Место проведения: Бельбекская долина, Крым.


Волонтёров приглашают помочь в подготовке и проведении фестиваля «Долина эльфов» в Крыму. Направление деятельности можно выбрать самостоятельно. Например, строительство и подготовка площадок фестиваля и арт-объектов, оформление и декорация площадок, встреча участников фестиваля, помощь на площадках мероприятия и в инфо-центре.

Сколько стоит

Предоставляется проживание и трёхразовое вегетарианское питание. При этом условия проживания будут зависеть от выбранного вида деятельности: это может быть палаточный городок или туристическая база.

Авиабилет Москва — Симферополь будет стоит примерно 10–15 тысяч ₽ туда-обратно.

Когда можно поехать

Сам фестиваль продлится с 10 по 22 июня. Но помощь волонтёров нужна и во время подготовки фестиваля, и при разборе площадок и арт-объектов уже после него. Подключиться можно в любой момент, минимальный срок участия — две недели. Заполнить заявку на участие можно на сайте фестиваля.


9. Уход за лошадьми на ферме в Тверской области
Место проведения: посёлок городского типа Оленино, Тверская область.



Конная ферма «В избушке» приглашает к себе волонтёров в обмен на помощь по хозяйству. Нужно будет покосить траву, убрать территорию, почистить и покормить лошадей, помочь в экостроительстве и даже подоить коз. Волонтёров научат уходу за лошадьми и верховой езде.

Сколько стоит

Хозяева фермы предоставляют жильё, а для тех, кто будет помогать больше месяца — бесплатное питание. В остальных случаях о питании надо будет позаботиться самостоятельно.

Также необходимо будет оплатить проезд до фермы. Добраться до посёлка можно на автобусе от м. Тушинская или от Рижского вокзала. Стоимость билета в одну сторону от Рижского вокзала — около 700 ₽. Либо можно доехать на электричке до Твери, а оттуда — автобусом до Оленино. Билет на электричку из Москвы до Твери стоит примерно 500 ₽, автобус от Твери до Оленино — 500–600 ₽.

Когда можно поехать

Помощь нужна круглогодично, поэтому сроки пребывания согласовываются индивидуально. Чтобы отправиться на конную ферму, необходимо связаться напрямую с хозяевами, контакты можно найти здесь и здесь.


10. Обустройство туристической базы на Алтае
Место проведения: база туристической компании «Альтаир-Тур», село Усть-Кокса, Горный Алтай.



Здесь для волонтёров будет много работы, в том числе нужно будет стричь газоны, убирать территорию и помогать на кухне. За проделанную работу участников ждут две недели настоящего похода по Алтаю.

Сколько стоит

Волонтёрам предоставляется бесплатное проживание в палаточном лагере, питание и трансфер из Новосибирска и обратно. Авиабилет Москва — Новосибирск туда-обратно обойдётся примерно в 16–19 тысяч ₽.

Когда можно поехать

Волонтёров ждут в течение всего летнего сезона. Отбор идёт на конкурсной основе. Для участия необходимо отправить заявку менеджеру по развитию Анастасии Антоновой.


Источник
Жизнь

Цитата дня)

Telegram-канал «Сыны Монархии» @SonOfMonarchy специально для @rt_russian

Помешательство ряда людей на отдыхе за границей напоминает карго-культ. Особенно сейчас, когда многие центры мирового туризма закрыты на локдаун, а это значит, что не работают музеи, клубы, бары и рестораны обслуживают навынос, а за нос, торчащий поверх маски, вас могут серьёзно побить или оштрафовать.

Ну и в чём прикол окольными путями штурмовать Европу или Азию, когда мы с вами сами живём в бескрайней Евразии, раскинувшейся от дальневосточного Сахалина до русской Прибалтики в Калининграде? В стране, где сейчас всё открыто, а туристическая инфраструктура развивается семимильными шагами. Славу Богу, мы не Латвия и не Бельгия, где весь внутренний туризм — три города да три деревни.

Перед жадным взором российского туриста лежит огромная и разноплановая страна. К чему Тибет, когда есть пагоды и дацаны Тувы, Калмыкии и Бурятии? Зачем вражеский Стамбул, если Восток и Запад так же гармонично переплетаются в Казани? Особенно летом, когда жар южных ночей вы можете ощутить на Дону и в Краснодарском крае. Или выбрать Русский Север, где солнце не заходит круглые сутки.

Фраза «Увидеть Париж и умереть» — признак нищего духом советского человека, который рос за железным занавесом и Париж, Лондон, Барселона казались ему издалека недостижимым раем. Но сейчас, когда все мы до пандемии покатались по миру, стоит признать, что по ряду параметров наша страна подходит для качественного отдыха лучше, чем многие страны мира.

Мне кажется, иногда люди просто не в силах признаться себе в своём разочаровании. Особенно умиляют гламурные барышни, которые в Москве или Сочи умудряются найти недочёты и в топовом ресторане, а где-нибудь в Италии кайфуют, пожирая руками жирную пиццу в дешёвой рыгаловке «У папы Карло», и закатывают глазки: «Какое вкусное семейное кафе с вековыми рецептами домашней пиццы!» Попробуйте в России их отвести в такое же бистро «У Гургена» поесть культовой шаурмы по вековым семейным рецептам — и вам выцарапают глаза. Итальянский или французский акцент любое говно сделает в их глазах предметом культа.

Отдельно доставляют либеральные туристы, которые проклинают Россию за холод и мечтают жить у вечно тёплого моря. Ну вот вам специально вернули Крым — красивейшие места, мягкий уникальный субтропический климат, тёплое море, живописные горы, вкусное вино. Что вы ноете, а не радуетесь?

Я отчасти хочу сказать пандемии спасибо. Чем больше я узнаю родную страну, тем больше мне хочется по ней путешествовать. Лично мой летний отпуск пройдёт на бескрайних пляжах Владивостока и Сахалина
Лицо

Землетрясение в Иркутске (мои мысли)

Живу я в Иркутской области. Спал этой ночью хорошо, но мой коллега, а он скажем так, более чувствительный чем я, в два часа ночи почувствовал толчки и это в 1000 км от эпицентра.
У меня вопрос: когда в последний раз трусило этот край? Старые вулканы просыпаются?
Жизнь

Frankfurter Allgemeine Zeitung (Германия): в поисках зимы

Забавный текст про зимний отпуск немцев в Сибири, на далеком берегу Байкала. Автор статьи считает, что европейцы уже давным-давно забыли, что такое настоящая зима, они боятся холода и серого месива под ногами. Но сибирская зима другая, она солнечная, снежная и бесконечно красива.


Что делать, если вы соскучились по льду, снегу и темноте? Попробуйте провести отпуск в деревне на северном берегу озера Байкал


Андреа Динер (Andrea Diener)

Чтобы попасть на дачу на северном берегу озера Байкал, надо быть знакомым с кем-то, кто будет знаком с кем-то, кто будет знаком с кем-то. Я знакома с Надиной, которая знакома с Мариной, которая когда-то познакомилась с Сашей, у тети которого есть дача. Тетя живет там только летом. Поскольку мы приехали зимой, никто из людей, с которыми мы встречались, не мог понять, зачем нам это — ведь летом на озере намного лучше. Да ладно — лето, отвечали мы, лето у нас и в Германии есть. А вот зимы у нас нет, и снега нет, и льдин, которые собираются на воде, а потом с характерным звуком трескаются, как и такого льда, который под ногами хрустит так, что это чем-то похоже на небольшое землетрясение.

Мне захотелось провести зимний отпуск в Сибири, потому что в Европе снег есть, к сожалению, только в местах зимнего спорта или же в отдельных отдаленных уголках. Но я боюсь горных лыж и связанной с ними инфраструктуры. Мне просто захотелось посмотреть на снег и сосульки и ощутить холод, прочувствовать романтику, никак не связанную со спортом. Так что я отправилась в Сибирь — в отдаленное село под названием Байкальское, расположенное на северном берегу Байкала. Эта территория расположена на плато над берегом, рядом с замерзшей рекой, по которой иногда ходят коровы. А вокруг — лиственничные леса, где спят медведи, и покрытые снегом Байкальские горы.

Как и до любого другого по-настоящему интересного места, до Байкальского добираться довольно долго. Мы утром прилетели в Иркутск, потом доехали до маленькой избушки Марины, выпили самодельной водки из бутылки для воды, поели блинов и пошаманили. Шаманить — это важно, сказала Марина, потому все мы — лишь гости на этой бурятской земле. Так что мы окунули левый безымянный палец в водку и пощелкали пальцами, водя рукой то вверх, то вниз, то влево, то вправо, чтобы понравиться всем богам и духам, обитающим на берегах Байкала. Потом мы незадолго до полуночи сели в поезд, шедший из Иркутска в Северобайкальск.

Всю ночь и еще полдня мы ехали на запад по Транссибирской магистрали — до Тайшета, в общей сложности около 700 километров. Потом к противоположному концу поезда прицепили другой локомотив, и мы поехали дальше — еще полдня и всю ночь на северо-восток по Байкало-Амурской магистрали. В нашем купе температура была от 25 до 28 градусов, мы пили чай и смотрели из окна на едва заселенную территорию: на бесконечные лиственницы, березы, покрытую белым снегом степь… Изредка на глаза попадались какие-то генераторные станции. Утром второго дня мы увидели первые горы, а там вскоре добрались и до Северобайкальска. За окном было около 20 градусов ниже нуля, и светило солнце.

На центральном рынке Северобайкальска мы запаслись продуктами и стали ждать автобуса до Байкальского. Автобус ходит два раза в день — утром и вечером. Можно также взять такси: поездка через тайгу обойдется примерно в 15 евро. На полпути заснеженный лес из низкорослых лиственниц словно засветился, а дорога вышла на берег озера. Водитель остановился, потому что необходимо было поприветствовать снег. На ступе — верхушке местного буддистского храма — развевались пестрые флаги, на кустах висели полоски ткани — уже вовсю шел шаманский обряд. Водитель пожертвовал духам монетку, мы смотрели на покрытое снегом озеро, словно не видели снега уже много лет. Но мы и не видели его — по крайней мере, в таком количестве.

Когда кто-то рассказывает, что хочет провести зимний отпуск в Сибири, люди вокруг обычно сильно удивляются. Многие европейцы довольно давно уже испытывают совершенно иррациональный страх перед зимой, потому что путают серое месиво под ногами, знакомое им по городской зиме, с настоящей зимой. Они боятся холода, потому что европейская зима «пробирается» им под одежду. Но сибирская зима на Байкале совсем другая — она солнечная и сухая. Местные жители проводят зиму в очень теплых помещениях — здесь всегда хорошо топят, и если вдруг надо ненадолго выйти на улицу, то для них это возможность немного освежиться. Через пару дней я поняла, что взяла с собой слишком мало футболок и слишком много толстых свитеров. При этом я ни разу не пожалела, что в Северобайкальске сразу по приезде купила утепленные оленьим мехом сапоги, которые здесь называют «бурятскими». Они стоят месячную зарплату среднестатистического сибиряка, но зато ноги в них уютно укутаны, словно в два мягких и теплых облака.

Когда мы добрались до дома, Саша сказал, что он племянник хозяйки дачи, а его мать Галина успела хорошенько растопить домик. Кирпичная, покрытая белой известью печь с железной плитой для готовки — «душа» дома, а поступление свежего воздуха внутрь регулируется специальной заслонкой. Если ее открыть, то дрова быстро сгорят, если прикрыть, то они будут гореть помедленнее, а его закрыть совсем, то можно задохнуться. Последующие две недели мы постоянно поддерживали в печи огонь, «подкармливая» ее дровами, сложенными во дворе и покрытыми снегом. По утрам мы растапливали печь, днем готовили на ней, а вечерами закрывали заслонку ровно настолько, чтобы не задохнуться. После этого дрова тлели в печи полночи и грели нас.

Кроме того, на «нашей» даче был небольшой зимний садик, служивший нам в качестве «морозилки», а также кухня и три комнаты. Туалет был за домом в саду — это был деревянный домик с отверстием в полу. Каждый раз, когда мы ходили туда, начинала лаять соседская собака — и лаяла до тех пор, пока мы не возвращались в дом. Поскольку мы — изнеженные жительницы Центральной Европы, мы специально купили цинковое ведро, чтобы использовать его в качестве туалета ночью. От него ничем не пахло — на морозе и в сухости запахи практически совсем не ощущаются.

Водопровода и канализации у нас не было. Местные жители ставили большие ведра на санки и везли их к роднику, где наполняли хорошей, мягкой байкальской водой — а потом везли обратно домой. Мылись мы из эмалированного ковшика, которым черпали нагретую на печи воду. Дважды в неделю мы брали полотенца и мыло и бежали на другую сторону улицы к Галине — в баню. Это был небольшой деревянный сарай за домом. Там была печка, на которой стояла цинковая ванна с горячей водой, еще одна ванна с холодной водой, а также с пластиковым ковшиком, чтобы перемешивать воду. В бане так же жарко, как в сауне. Местные жители также стирают там вещи. Мы только мылись, а потом выходили на темный двор и однажды очень испугались, вдруг услышав, как совсем рядом кто-то засопел. Было настолько темно, что мы не увидели приблизившихся к нам лошадей.

Галине был 61 год, но выглядела она намного старше. Они с мужем жили в деревянном доме, состоявшем из одной единственной, но большой комнаты, стены которой были оклеены, по меньшей мере, четырьмя различными видами обоев, что довольно типично для России. Справа хозяева готовили еду, слева ели, спереди были сложены дрова, а сзади стоял обеденный стол. Еще на стене висел телевизор, без перерыва показывавший какие-то советские фильмы, в которых трудолюбивые женщины-рабочие влюблялись в мужчин всяких авантюрных профессий. У Галины была кошка, а буквально через пару дней после нашего приезда она завела еще пушистого щенка. Там у каждого была собака, и практически каждая собака была похожа на лайку-хаски.

Галина варила нам омуля — рыбу, водящуюся только в Байкале, которую местные как только не готовят: и варят из нее суп, и делают фрикадельки, и коптят, и жарят на гриле — со шкурой или без. К рыбе она наливала нам из чайника самогона — в небольшие рюмки на ножке и с золотой каемкой. Мы были чисты, нам было тепло и сытно, и мы стопку за стопкой выпивали разных видов самогон — за дружбу между Россией и Германией. А потом, воодушевленными советскими женщинами из кинофильмов, пили за любовь, за Байкал и за все, что только приходило в голову. Счастливые и довольные, мы после таких вечеров махали хозяевам полотенцами и мыльницами и шли через улицу в наш домик, где буквально валились на кровать и засыпали. Вот он какой — здоровый образ жизни по-русски: его нельзя назвать гламурным, но он очень действенный.

На морозе очень устаешь. Одной прогулки по деревни нам хватало, чтобы нам снова захотелось прилечь. Иногда Саша возил нас с собой куда-нибудь. Он работал на железной дороге, а летом, по его словам, подрабатывает экскурсоводом. Зимой туристов практически не бывает (кроме нас и еще одной девушки из Чувашии, которую звали Ванесса, приехавшей туда на неделю, не было никого). В отличие от нас, предпочитавших спокойно посидеть дома и почитать книжку, Ванесса была в любой момент готова к всевозможным приключениям и развлечениям. Пару раз мы тоже согласились поехать с ним. Саша посадил нас трех в свою «Ниву» и поехал в свою избушку на берегу озера, где угостил нас жареным на гриле омулем. Его машина пахла земляничным ароматизатором — как и все остальное там: полотенца, моющие средства, мыло, потому что земляника пахнет летом, а любой сибиряк зимой скучает по лету.

Еще мы съездили на этой «земляничной» машине к горячим источникам на мысе Котельниковском — курорт, имевшим какой-то свой, особенный шарм из поздних советских времен. Там мы посмотрели на клубящийся бирюзовым цветом пар, поднимавшийся над озером. Мы были единственными посетителями — кроме нас там был только охранник в неизбежной камуфляжной форме и решительного вида дежурной в халате. Мы прокатились на лошади, запряженной санями. Это оказалось не так романтично, как нам казалось ранее, потому что мы сидели на низких деревянных полках, слегка прикрытых соломой. Ноги наши были укрыты одеялом. Это был единственный раз, когда я немного замерзла.

С покупками в Байкальском дела обстоли не очень хорошо: там было три маленьких магазинчика с весьма ограниченным ассортиментом. Но зато можно было выбрать сразу несколько видов водки. Кстати, расплачиваться можно было банковской картой. Так что мы два раза ездили в Северобайкальск, где на рынке покупали свежие овощи, а в супермаркете мюсли. А еще мы заходили в местное кафе под названием «География», где у бармена Семена был не только стабильный вай-фай, но и кофе, который он привозил с небольшой кофеобжарочной станции из Новосибирска. Фильтры Hario, аэроэкспресс, Chemex — у Семена был полный арсенал всевозможных современных методов приготовления кофе. Но его главной гордостью была огромная эспрессо-машина. Семен хорошо разбирался в кофе, бывал, по его словам, в Италии и знал, что делал. Соответственно, кофе у него был разнообразным, и в кафе постоянно кто-то заходил и выходил, школьники просили у него картонные стаканчики, по углам сидели целые семьи, дети пили какао.

В остальном же посмотреть там было нечего. Город Северобайкальск вообще появился только потому, что надо было строить Байкало-Амурскую магистраль. Самым большим зданием во всем городе был вокзал с оригинальной покатой крышей, у которого начинался Ленинградский проспект, на другом конце которого стоял памятник первопроходцам БАМа — «Дорога дружбы», как гласила надпись на нем. В заснеженном парке был и музей БАМа. Но мороз вновь сделал свое дело — мы устали, так что взяли такси и поехали обратно в Байкальское. Где-то посреди тайги мы остановились, потому что водитель съехал в канаву, и кому-то пришлось вытягивать его обратно на дорогу. За последующий час дороги мы познакомились с современной российской панк-музыкой.

Однажды Саша показал нам свой музей. Ему 32 года, и он уже много лет собирает всякую всячину. Старый дом он унаследовал от деда, и теперь он забит всякими разными предметами из советских времен. Во дворе валяется старая рыбацкая лодка, сети, расчески из дерева голубики и масса каких-то приспособлений, предназначение которых мало кому известно. На стене висела старая карта, и, судя, по всему, мы находились на месте бывшего колхоза «Победа». В Советском Союзе имя «Победа» носило практически все, что угодно: улицы, парки, колхозы, мужские часы, авиакомпании и шоколад. Победа, победа, победа — повсюду победа. Парки и улицы Победы сохранились до сих пор, шоколад тоже, а вот колхозов больше нет — теперь жители сами вскапывают свои огороды. Поэтому в деревенских магазинах больше не продается картошка или свекла — каждый выращивает овощи сам для себя. Поскольку картошка нам была нужна, Галина притащила нам ее полный мешок.

Почти каждый день мы ходили к озеру, мимо школы и рыбной фабрики, над входом в которую висела какая-то выцветшая картина из советских времен, на которой, наверное, когда-то был изображен рыбак. На деревенской площади стоял памятник солдатам, погибшим на Великой Отечественной войне, а за ним Иннокентиевская церковь, в которой, однако, больше не проводилось церковных служб. На берегу стояли несколько заржавевших рыболовных лодок, под снегом смотревшихся особенно живописно. Иногда мимо проходили коровы или лошади, подходившие к воде попить из не замерзшей до конца речки — наверное, там был какой-то горячий источник. Скотина, как правило, паслась прямо в деревне или в расположенном неподалеку лесочке, а вечерами коровы возвращались домой на дойку. По словам Саши, там водятся и волки — к северу и к востоку от деревни. Туда нам ходить не стоило, предупредил он. Коровы туда тоже не ходили — видимо, они тоже знали о волках.

Байкал имеет протяженность 673 километра. Если собрать всю воду из всех Великих североамериканских озер, то она бы почти наполнила Байкал. Мы стояли на слегка шатких деревянных мостках и смотрели на огромное покрытое белым «одеялом» пространство, на котором были видны следы от автомобильных колес. Несколько молодых людей сидели неподалеку в старых «Жигулях» и катались по льду, иногда резко тормозя с заносом. Где-то поодаль мы видели рыбаков, буривших прорубь во льду толщиной 30-40 сантиметров. Было тихо — не было слышно даже пения птиц. Лишь иногда о чем-то спорили несколько жирных, откормленных воробьев. Вечерами то тут, то там лаяли деревенские собаки — одна начинала, а другие тут же подхватывали. Иногда слышался треск какого-то старого советского мотоцикла. У местных все просто: они клали на седло меховую подкладку, садились и ехали. Было 11 градусов ниже нуля, и для Сибири было довольно тепло. Мы расстегивали свои пуховики, и на солнце было приятно. По нашим меркам, это была вполне приемлемая зима.

Иносми